В марксистской науке присутствовало положение о превосходстве базиса над надстройкой, из чего делался вывод, что развитие производительных сил и отношений объективно предопределяет все политические и правовые формы. Однако в произведениях советских авторов отмечались значительные возможности социалистического государства и права для оказания эффективного воздействия на экономику.

В тех условиях общая схема соотношения экономики и права имела следующий вид: право представляет собой концентрированное выражение политики, а политика – это концентрированное выражение экономики.

Однако вышеуказанная схема не учитывала многих реальных обстоятельств:

– в праве находил выражение не только политика;

– политика лишь одной политической партии не должна определять политику государства;

– политика должна служить интересам народа и соответствовать потребностям экономики, а не корыстным желаниям правящих групп.

Как следствие, содержание правового режима реализовывалось не экономическими методами, а прямым государственным управлением. Постоянная борьба с правонарушениями в экономической области лишь подтверждала практику несоблюдения интересов производителей и потребителей в нормативно-правовых актах.

В официальных научных теориях социалистического государства отмечалось, что во всех странах ведется поиск оптимального соотношения централизованного государственного управления и системы действия экономических факторов.

Реформы неоднократно провозглашались, однако их реализация имитировалась. В результате они уступали место прежнему административно-командному регулированию экономики. Продолжала действовать ориентация на принудительное монопольное производство разнообразных благ и их последующее принудительное распределение.

В те времена план признавался законом, с помощью которого нередко предписывалось производить ненужные покупателям товары, что приводило к неэффективному использованию капитальных вложений. В результате диспропорции между отдельными отраслями производства лишь возрастали. При этом система плановых индикаторов экономики создавала большое количество управленцев, для которых собственные экономические интересы были важнее интересов общества.

Признание плана законом часто сопровождалось практикой, согласно которой министерствам и ведомствам в виде исключений разрешалось не выполнять отдельные плановые показатели.

Широкие полномочия позволяли управленческим элементам обходить положения законов посредством принятия распорядительных актов индивидуального действия для получения личной выгоды.

В результате правовое регулирование постепенно вытеснялось регулированием посредством оперативных актов индивидуального характера. Множественность, сложность, пробелы и противоречия правового регулирования экономики выступают характерными чертами социалистического государства того времени.